За 10 лет после урагана Катрина чартерная школьная система Нового Орлеана доказала свою провальность

Экзаменационные оценки говорят об одном, а местные жители — об обратном. Трёхмесячное журналистское расследование In These Times обнаружило несоответствия в рассказах об образовательной реформе.

24 сентября 2005 года, Лоуэр Нинт Уард, Новый Орлеан. Школьный автобус утонул во время наводнения после урагана Катрина. Половина городской инфраструктуры государственных школ была разрушена так, что её нельзя было отремонтировать.

Девятый класс оказался не тем, что ожидал Дарриус Джонс. 14-летний Джонс воображал, что в средней школе появится больше независимости. Однако, он почувствовал, что к нему относятся как к ребёнку. «Вы должны сидеть так, как надо», — говорит он. — «Вы не можете наклоняться или облокачиваться на спинку стула». Джонс говорит, что однажды нарушил правила (переступил через линию на полу в коридоре, которую ученики не должны пересекать) – и его арестовали.
Это началось в 2012 учебном году, когда Джонс поступил в первый класс Карвер Колледжиат Академи – совершенно новой чартерной школы в Лоуэр Нинт Уард в Новом Орлеане. Как и государственные школы, она финансируется налогоплательщиками и открыта для всех. Но, как чартерная школа, она управляется независимым советом директоров, который может сам нанимать и увольнять учителей, принимать свою собственную политику и преподавать в соответствии с собственной философией. В случае с Карвер Колледжиат, эта философия — «никаких оправданий» — строгие правила и жёсткая дисциплина.

Карвер входит в Восстановленный школьный округ Нового Орлеана – первый школьный округ в стране с одними чартерными школами. Во время хаоса после урагана Катрина власти Луизианы решили полностью «перестроить» разрушенные городские государственные школы, выставив их на открытый рынок. Через 10 лет власти многих американских городов и штатов начали собственные эксперименты с чартерными школами, близко присматриваясь к результатам Нового Орлеана.
По утверждению двух главных докладов, 9 лет исследовавших школьные отметки: экзаменационные оценки улучшились. На 10-ю годовщину Катрины полностью чартерный округ стал национальной моделью. Процент окончивших школу увеличился с 56% до 73%. В прошлом году 63% учащихся набрали в стандартизированных тестах по 3-8 баллов, а раньше эта цифра составляла 33%.

Но с другой стороны, чартерные школы сталкиваются с проблемами. In These Times получил копию результатов исследования, проведённого Франческой Лопес и Эми Олсон из университета Аризоны для Сети государственного образования. Это исследование сравнило чартерные школы (большинство из которых расположены в Новом Орлеане) с государственными школами Луизианы по таким показателям как раса, национальность, бедность и право учеников на специальное образование. На экзаменах по чтению и математике после 8 класса ученики чартерных школ показывают существенно худшие результаты, чем их сверстники из государственных школ.
Исследователи обнаружили, что разрыв между успеваемостью в чартерных и государственных школах Луизианы оказался больше, чем в других американских штатах. В целом, школьные оценки Луизианы оказались на 4 месте снизу по всем США.

«Вы можете до посинения говорить, что это должно стать национальной моделью, но это один из самых плохо успевающих округов в одном из самых плохо успевающих штатов», — говорит представитель Сети государственного образования Джулиан Васкес Хейлиг – профессор образования из университета Калифорнии в Сакраменто.
Однако, экзаменационные оценки – лишь часть истории. Во время своего трёхмесячного журналистского расследования In These Times побеседовали со многими учителями, родителями и учениками, чтобы понять, что они чувствуют в связи с чартеризацией государственного образования Нового Орлеана.
Местные жители оплакивают закрытия государственных школ, которые были районными культурными центрами. Школьники чартеров «никаких оправданий» сравнивают их с тюрьмами и военными лагерями. Учителя деморализованы, у них нет даже права голоса в классе. Родители жалуются на отсутствие чернокожих учителей. В частных беседах люди говорят одно и тоже: в этой системе дети – далеко не первый приоритет.

Стремительный захват.

Перед ураганом Катрина государственные школы Нового Орлеана находились в тяжёлом положении. Процент окончивших школу был на 18 пунктов ниже среднеамериканского уровня. 68% семи- и восьмиклассников получали оценки ниже среднеамериканского уровня по английскому языку, 70% — по математике.
После урагана, обрушившегося в августе 2005 года, Орлеанский окружной школьный совет уволил 4000 учителей и 3000 других школьных работников. Более половины школьной инфраструктуры была разрушена так, что её нельзя было отремонтировать, и её налоговая база изменилась.
Чиновники штата Луизиана начали сотрудничать с корпоративными реформаторами, которые задумали самую дорогую перестройку в истории государственного образования.

В ноябре законодатели штата ослабили возможности государственных школ сопротивляться захвату. Когда город был ещё под водой, 107 из 128 новоорлеанских государственных школ внезапно оказались в руках Восстановленного школьного округа. Перед ураганом этому округу исполнилось только 2 года, и в нём было только 5 школ.
«В принципе, мы оказались в роли собаки, забежавшей в автобус», — сказала Washington Monthly Лесли Джекобс — бывший член Совета штата по начальному и среднему образованию и женщина, которая стала известна в роли мозга Восстановленного школьного округа. — «У нас ничего не было: ни школ, ни зданий, ни работников столовых, ни автобусов».

У них была только поддержка национального движения «образовательных реформ», которое проталкивало чартеры и тесты с высокой ставкой. Бюрократия государственных школ лежала под откосом, и на призыв откликнулись локомотивы таких реформистов, как фонды Уолтонов и Гейтсов. В интервью 2006 года журналу Education Next мэр Рей Наджин так объяснял это: «Они сказали: «посмотрите, вы создаёте правильную обстановку, мы будем финансировать, профинансируем новые школы для Нового Орлеана полностью»».
И они сделали это.
«В отличие от замороженных темпов восстановления дамб и электросетей, аукционная распродажа школьной системы Нового Орлеана была проведена по-военному быстро и точно», — пишет Наоми Кляйн в своей знаменитой книге 2007 года «Доктрина шока». Она рассматривает этот захват в качестве главного примера «капитализма катастроф» — «организованных нападений на государственную сферу в связи с катастрофическими событиями, в сочетании со взглядом на катастрофы как на впечатляющие возможности для бизнеса».

Сегодня чартерный школьный округ управляет 70% государственных школ Нового Орлеана. В государственный школьный округ входят 16 школ, большинство из которых уже стали чартерными.
Каждая чартерная школа похожа на самостоятельный школьный округ. Хотя чартерный школьный округ регулирует некоторые вещи (например, чтобы в школах был открытый приём), в остальных случаях чартерные школы автономны. У них свои школьные советы, которые устанавливают такие правила как продолжительность учебного дня, форма одежды и практика найма руководства. В Луизиане и многих других штатах школьные советы должны быть некоммерческими. Но руководство может быть и коммерческим и некоммерческим.

Другие штаты начали подражать Луизиане. В 2012 году губернатор Мичигана Рик Снайдер отдал власть над Детройтом чрезвычайной комиссии, глава которой закрыл 16 городских школ, а 15 школ отдал «Органу образовательных успехов», который получил миллионы долларов от фондов Келлоггов и Гейтсов. В 2013 году власти Теннесси организовали «Успешный школьный округ», который завладел плохо успевающими школами штата. Теперь этот округ управляет 27 мемфисскими школами, 20 из которых – чартерные.
Несомненно, пока распространяется пропаганда об успехе чартерных школ, по этому пути будут идти и другие. В 2010 году министр образования Арне Дункан заявил, что Катрина стала «лучшим, что происходило с системой образования Нового Орлеана».

Потерянный якорь.

Для общественных групп, которые в мае 2014 года подали федеральный судебный иск по гражданским правам, школьные реформы после Катрины стали «разрушительными».
«Подавляющее большинство государственных школ, закрытых чартерным округом за последние пять лет, находились в бедных, рабочих и афроамериканских районах», — говорится в иске. — «До закрытия многие школы проработали более ста лет, предоставив образование многим поколениям одних семей. Эти школы несколько десятилетий нанимали учителей и руководителей из тех же районов, где жили их ученики. Эти люди несли знания в свои районы, понимали трудности, с которыми сталкиваются школьники, и разделяли наши ценности. … В конце концов, в добавление ко всем нашим потерям в результате Катрины, потеря наших школ стала самым разрушительным ударом».

Каррен Харпер Ройал — соавтор иска и мать ученика местной школы, которая активно участвовала в образовательной политике ещё до Катрины. Она с радостью присоединилась к гражданскому комитету, который в 2006 году составлял план развития новоорлеанских школ. Но вскоре Ройал разочаровалась, поняв, что, на самом деле, власти штата не были заинтересованы в участии граждан – у них уже был готовый план и они просто хотели, чтобы его одобрили.
Душным июньским днём Ройал везёт меня мимо жилищного квартала «Дезайр», в котором жила её бабушка. В детстве она проводила тут много времени. Теперь квартал заброшен, осталось лишь кладбище небольших кирпичных домов, заросших высокой травой.

Большинство жителей этого квартала были бедными и чёрными, а их дети учились в средней школе Карвер имени Джорджа Вашингтона в Лоуэр Нинт Уард. Хотя Ройал училась в другой школе, большинство её сверстников ходили в Карвер: подружки, двоюродные братья, муж.
Карвер была одной из тех «образовательно неполноценных» государственных школ, которые после Катрины были захвачены Восстановленным школьным округом. Экзаменационные оценки в этой школе были низкими, но местные жители гордились ей. В Карвер, получившей награду за архитектуру середины XX века, были просторные классы и большая столовая, построенная в деревенском стиле. Её детский сад и музыкальная программа были известны по всему городу. Карвер гордилась сильной сетью выпускников и служила району якорем, объединяя людей во время футбольных матчей и музыкальных представлений. В её компьютерный класс приходили многие местные жители, желающие выйти в интернет.

«Была ли она лучшей школой в городе? Нет», — сказала Ройал. — «Но воспитывала ли она замечательных людей? Да. Были ли люди в Карвер, которые не были такими? И это верно. Карвер располагалась в очень бедном районе».
После урагана чартерное руководство снесло Карвер и на её месте построило модульный корпус с маленькими классами и деревянными дорожками. Некоторые местные жители и бывшие ученики старой школы организовали Школьную чартерную ассоциацию Карвер имени Джорджа Вашингтона, чтобы самим управлять школой, но руководство чартерного округа не дало им это сделать.
В 2012 году школу преобразовали в Колледжиат Академи, которая была объявлена лидером чартерного движения. Флагманская чартерная школа Скай Академи была открыта в Новом Орлеане в 2008 году и за два года достигла значительных успехов по математике и английскому языку. Скай Академи попала на шоу Опры Уинфри, которая наградила её основателя и директора Бена Марковица чеком в 1 миллион долларов.

Колледжиат Академи – одна из быстрорастущих чартерных сетей Нового Орлеана, основанная на подходе «никаких оправданий». Непропорционально используемый в бедных и цветных районах этот подход отличается более длительными учебными днями (и годами), более частыми зачётами и строгими порядками и правилами поведения, которые сопровождаются штрафными санкциями. Школьников могут арестовать и отстранить от занятий за относительно незначительные нарушения правил. В 2012-13-м учебном году три школы Колледжиат Академи отличились самыми высокими уровнями отстранения от занятий среди всех школ Нового Орлеана. Скай Академи отстраняет от занятий 58% учеников. Две чартерные школы, открытые на месте старой школы Карвер (Карвер Преп и Карвер Колледжиат) отстранили от занятий 61% и 69% учеников, соответственно.

До сих пор нет авторитетных результатов исследований, которые доказывали бы, что подход «никаких оправданий» ведёт к высокой успеваемости. Один широко разрекламированный анализ действительно показал, что дети, которые были случайно отобраны из чартерных школ «никаких оправданий» оказались лучше своих сверстников из других школ.
Но другое исследование показало, что такой подход воспитывает послушных детей с плохим критическим мышлением. Джоан Голанн из Принстаунского университета 18 месяцев потратила на исследование чартерной школы на северо-востоке города, опросив сотню учеников, учителей и администраторов. Она обнаружила, что «учеников, во многих случаях, учат следить за собой, не высказывать своего мнения и подчиняться власти, вместо того, чтобы проявлять инициативу, самоутверждаться и общаться с ровесниками и учителями». Она сделала вывод, что эти «школы воспитывают рабочих-учащихся для уменьшения разрыва в успеваемости».

Восстание в шеренгах.

Когда Ровена Маккормик Робинсон посетила собрание родителей будущих учеников Скай Академи, это выглядело красиво. Сотрудники школы убедили её, что школа предлагает передовые классы, великолепный учебный план и атмосферу строгой дисциплины. Школа была похожа на то место, в котором её умный и спокойный 14-летний сын Рассел добился бы больших успехов.
Но через несколько недель после начала учёбы подросток, который всегда сам просыпался в школу, не хотел вставать с постели. «Я ненавижу её», — сказал он маме. — «Это как тюрьма». Когда она услышала о насаждаемых в школе правилах (предписывающих, как дети должны сидеть, как поднимать руку) она возмутилась.

Эти дети могли быть шумными, — сказала она, — и многие из них, вероятно, были из неблагополучных семей, но они не были плохими. Она подумала, что неправильно так часто наказывать их, словно они преступники.
Некоторые школьники чувствовали то же самое. Дарриуса Джонса, которого арестовали за пересечение линии в Карвер Колледжиат, просто перевели в другую школу. Но в 2013 году несколько школьников Карвер Преп и Карвер Колледжиат заговорили о восстании. 18 ноября 2013 года примерно 100 учеников объявили забастовку. Они распечатали список из 13 проблем, в том числе: «Нас учат тому, что мы уже выучили в средней школе» и «Мы хотим такую дисциплинарную политику, которая не отстраняла бы детей от уроков за каждую мелочь».

Директор Колледжиат Академи Бен Марковиц встретился с бастующими школьниками и показал им план реформ. В прошлом году Колледжиат Академи запустила сетевую программу, сосредоточенную на методах укрепления дисциплины, инструктируя учителей, что школьники-нарушители забыли правила, и они должны объяснить им их. «Мы сократили уровни отстранения от занятий с 56% до 12% в год», — заявил он.
Но нет никаких признаков, что подход «никаких оправданий» вышел из моды. Например, быстрорастущая чартерная сеть «Знание — сила» управляет 7 из 80 чартерных школ Нового Орлеана, действующих по правилам «никаких оправданий», а по всей стране существует ещё 176 таких школ в «образовательно неполноценных» районах.

Моложе, белее, без профсоюза.

Ещё одной критической точкой протестов школьников Карвер была раса преподавательского состава. «Там нет чернокожих учителей», — было написано в жалобе. — «Единственные чернокожие ролевые модели в этой школе – швейцары, работники столовой, секретарши, охранники и тренера».
Это волновало и Ровену. Она сказала, что учителя в Скай были «молодыми и белыми» и ничего не понимали в культуре. «Были некоторые, кто действительно заботился», — сказала она. — «но их бросили туда, и они не понимали куда попали».
После забастовки администрация Колледжиат попыталась разнообразить преподавательский состав, увеличив число чернокожих учителей с 8% до 30%.

Однако, в целом, учительская картина Нового Орлеана радикально изменилась после Катрины. До урагана 73% новоорлеанских учителей были чёрными. Почти половина учителей обладали опытом более 15 лет. Они работали по коллективному договору Профсоюза учителей Нового Орлеана, входящего в Американскую федерацию учителей.
После увольнений в школьном округе, профсоюз поредел, и пробел заполнила некоммерческая организация «Обучим Америку», готовящая выпускников колледжей для преподавания в бедных районах, утроив число молодых учителей Нового Орлеана.

Последняя доступная учительская статистика за 2013 год показывает, что новоорлеанский преподавательский состав на 54% чёрный, тогда как процент чёрных учеников — 87%. Учителя существенно чаще, чем до урагана, приходят после обучения по альтернативным ускоренным курсам. Средний опыт учителей чартерного округа – 7 лет, тогда как в государственном округе средний опыт – 17 лет. Учителя лишь небольшой части государственных школ входят в профсоюз, а в чартерных школах вообще нет ни одного члена профсоюза (хотя кое-где ведутся кампании за организацию профсоюза).
Важно ли это? Исследование 2005 года Томаса Ди из Смартмора обнаружило, что учителя отличной от учеников расы чаще считают учеников агрессивными, невнимательными и плохо выполняющими домашнюю работу.

Конечно, новоорлеанцы, у которых брали интервью журналисты In These Times, говорили, что недостаток чернокожих учителей нанёс вред ученикам. Мать Ровены, Роберта, преподавала рисование в местной школе в Луизиане. «Когда я была учительницей, я воспитывала детей». — говорила она. — «Им серьёзно помогало то, что я давала им то, чего им не хватало или в чём они особо нуждались… Эти учителя, они не готовы. В любом случае, белые люди очень боятся чёрных. Они приходят уже напуганными».
Множество исследований показывает, что учительский опыт оказывает положительное влияние на обучение учеников, особенно после пересечения учителем критической точки первых трёх лет работы.

Учительская текучка – серьёзная проблема чартерных школ по всей стране. В чартерных школах Нового Орлеана ежегодно меняется 27% учителей. Анализ Лопес и Олсон из Национального центра образовательной статистики университета Аризоны показал, что 46% учителей чартерных школ Луизианы собираются уволиться, а среди государственных школ эта цифра – всего 6%.
Одной из главных причин увольнений учителей — по мнению профессора из университета Пенсильвании Ричарда Ингерсолла, который изучает учительскую текучку — проблема «голоса». Учителя хотят иметь право голоса в классе.

Именно это волновало Келли Пикетт – молодую белую учительницу, которая начала преподавать в Новом Орлеане сразу после урагана. Она 10 лет проработала поваром, получила степень бакалавра по начальному детскому образованию и стала школьной учительницей в 28 лет. Её первой работой в школе стал первый класс в начальной школе Артура Эша в чартерном округе с политикой «никаких оправданий». Она знала, что это школа со строгой дисциплиной, но не совсем понимала степень этой строгости. Она называет это «кошмаром».
Она говорит, что там царила политика «полного контроля». Учителей заставляли держать детей в состоянии ССИРУ: «Сидеть прямо, Смотреть в глаза собеседнику И быстро Реагировать и проявлять Уважение». Учителя должны были развешивать оценки школьников на стенах в классе. Графики показывали, где располагается ученик по отношению к другим школьникам, и как ему нужно подтянуться, чтобы поднять средний уровень успеваемости – и тогда весь класс сможет выиграть конфетную или пицца-вечеринку. Эти оценки определяют и учительскую зарплату.

Пикетт должна была проводить сложную политику предупреждений и окриков, следя за поведением в классе. Ученики начинали в зелёной зоне; два предупреждения и они оказывались в жёлтой зоне; ещё два – в красной, и выгонялись из класса. Положительная сторона зон – направление учеников в другую сторону. Предупреждения выдавались за помощь однокласснику, рассеянное внимание, неправильное сидение или прерывание учителя.
Пикетт не нравились эти правила, но у неё не было выбора, и она подчинилась.
«Детки были умными. Действительно умными», — сказала она. — «Некоторые пытались получить вознаграждения в этой системе, другие не видели в этом смысла и пытались отстраниться. Они понимали, как разрушить эту систему. Я, буквально, должна была кричать на них, хотя ненавидела это».
После первого семестра Пикетт ушла оттуда.

Некоторым больше рады, чем другим.

В новоорлеанской системе образования высокой ставки подход «никаких оправданий» применяется не только к отдельным ученикам, но и к целым школам. Школы, которые не могут повысить свои экзаменационные оценки могут лишиться права на чартер.
Последний опрос 30 директоров чартерных и государственных школ показал, что многие чувствуют давление конкуренции за хороших учеников. Доклад 2015 года, профинансированный Исследовательским альянсом Нового Орлеана, показал, что примерно треть школ отсортировывает нежелательных учеников (авторы отчёта назвали это «сбором сливок»), хотя это технически не разрешено в соответствии с политикой открытого приёма чартерного округа. Одна школа прекратила объявлять о наличии свободных мест и приняла менее 100 детей, тем самым отказавшись от дополнительного финансирования, лишь бы только не принимать «учеников со слабыми способностями». Иными словами, из доклада следует, что «некоторые школы Нового Орлеана предпочли недобрать школьников, но не приняли детей, которые могли бы ухудшить их экзаменационную статистику… Они рассматривали свои действия как усилия по созданию целостной школьной культуры или как необходимые меры выживания на образовательном рынке».

С этой же целью используются незаконные исключения школьников с психическими нарушениями. Этой весной новоорлеанская начальная школа Ланьяпп Академи потеряла чартерную лицензию, когда Совет по образованию штата узнал, что её администрация сознательно отсортировывала учеников, нуждавшихся в особом образовании, и вела список семей, чьих детей ни в коем случае нельзя было принимать в школу. В прошлом году власти Луизианы столкнулись с иском Юридического центра Южной бедности, поданного в суд от имени 10 новоорлеанских детей с ограниченными способностями (семь из них исключены их чартерных школ), с жалобой на отказ в обслуживании и несправедливое отношение.

По всей стране чартерные школы «никаких оправданий» сталкиваются с обвинениями в несправедливом отношении к ученикам с ограниченными возможностями, выгоняя их из школ. Большинство отметают все обвинения, но совершенно очевидно, что их строгие штрафные системы приводят к высоким уровням исключений из школ.
И даже если их не исключают, ученики сами в массовом порядке покидают чартерные школы Нового Орлеана. 61% получивших диплом – это второе с конца место в Луизиане. Что происходит с остальными 39 процентами? Только 3% считаются официально исключёнными из школ. Остальные записаны как перешедшие в другие школы или переехавшие в другие штаты. Но, на самом деле, никто ничего конкретного о них не знает. Нет никакой централизованной базы данных, которая бы отслеживала судьбу каждого ребёнка. Адвокаты по делам подростков говорят, что это облегчает детям жизнь в случае неудачной учёбы. 15% новоорлеанской молодёжи 16-19 лет – безработные или учатся в школе, это на 6 пунктов выше, чем в среднем по стране.

Восстановление власти сообщества.

10 годовщина Катрины вызвала новый интерес к новоорлеанской модели. Недавняя передовица Chicago Tribune жалеет, что на Чикаго не обрушиваются ураганы, которые помогли бы «перезагрузить» и уничтожить «сдерживающую власть» правительства и учительских профсоюзов.
Однако, кроме этого, годовщина помогла объединить подающие надежды стихийные движения, которые сражаются с агрессивными реформами корпоративного образования.

В начале августа автор книги «Чартерные школы, раса и городское пространство: Там, где рынок встречает народное сопротивление» Кристен Барас помогла организовать в Новом Орлеане двухдневную конференцию по материалам образовательных исследований, сосредоточенных на жизни сообществ. Борцы за социальную справедливость, педагоги и профсоюзные лидеры из 10 городов США совместно выразили озабоченность по поводу потери общественного контроля над школами. Большинство, вовсе не случайно, прибыли из городских школьных округов с высокими уровнями бедности и цветных учеников.
Многие, кто уже столкнулся с тем, что чартерные школы заменяют традиционные государственные школы, рассказывают от тех же самых проблемах, с которыми столкнулись жители Нового Орлеана: закрытия государственных школ, которые объединяли районы, молодые и неопытные учителя, развал профсоюзов, жёсткие и суровые образовательные эксперименты, сортировка учеников и большая учительская текучка.

Профессор образования из университета Нью-Йорка и основательница Сети государственного образования Дайана Ревич отправила в адрес In These Times электронное письмо. Её рассказ о новоорлеанской модели оказался менее розовым: «Эта модель продвигает увольнение всех учителей, независимо от их успешности, чтобы они повторно обращались для найма в школы, но при этом опытных учителей должны заменять новички, прошедшие упрощённые курсы. Эта модель ведёт к уничтожению государственных школ и к замене их на школы, управляемые частными лицами, которые устанавливают собственные правила приёма, дисциплины, отстранения от занятий и финансово непрозрачные схемы. Эта тактика ежовых рукавиц ведёт к отмене демократии, что сложно сделать в районах для белых, но очень просто сделать в беззащитных городских окраинах, где живут афро- и латиноамериканские дети».
Но, по мнению Барас, есть и хорошая новость: «местные общественные активисты, на своём опыте узнавшие об этой модели, стремятся объединиться. Рассказ начинает меняться».

Источник: 10 Years After Katrina, New Orleans’ All-Charter School System Has Proven a Failure, Colleen Kimmett, In These Times, August 28, 2015.

Реклама
Запись опубликована в рубрике Uncategorized. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s