Канадское министерство правды: «реальность – это то, что мы сказали».


Демонстрация около Метро-Конвеншен центра в Торонто, в котором 8 февраля 2014 года выступал канадский премьер-министр Стивен Харпер (Stephen Harper).

Один из пугающих аспектов идеологии – как легко правительственные принципы могут быть замаскированы тавтологией и отрицающими реальность заявлениями, которые, в результате непрерывного повторения, покорно впитываются массами.
Идеология, облечённая в тавтологическую форму – это то, что изобразил в своём романе «1984» Оруэлл, кратко описывая Ingsoc тремя печально известными лозунгами, которые должны были формировать и дисциплинировать умы граждан Океании: «Война – это мир. Свобода – это рабство. Невежество – это сила». Кажется, что эти утверждения говорят о двух разных вещах, но, на самом деле, они дважды повторяют одно и то же. Они не могут быть фактически и логически опровергнуты, потому что это самоусиливающиеся утверждения, которые подтверждаются сами собой. Однако, они играют существенную роль в том, что Ноам Хомский назвал «фабрикацией согласия».

В оруэлловской антиутопии такие инверсии значений слов напрямую предназначены для визуализации языка и формирования полной покорности правды и реальности — согласно желаниям власть имущих. Во время пыток Уинстон Смит говорит, что за пределами Партии существует реальный мир. Его мучитель, О’Брайен, убеждает его, что «реальность – это то, что говорит Партия».
Сегодня нет недостатка в похожих на О’Брайена политиках, бюрократах, директорах корпораций и магнатах СМИ, которые работают так, словно правда и реальность – это то, что они говорят. Конечно, ни вымышленные, ни реальные о’брайены не называют свою работу пропагандой. В «1984» О’Брайен называет её «контролем действительности» или на новоязе: «двоемыслием». Сейчас, благодаря таким людям как Карл Роув (Karl Rove), мы знаем это как «сообщество, основанное на реальности».

Роув говорил: «Мы теперь – империя, и когда мы действуем, мы создаём свою собственную реальность. И пока вы изучаете эту реальность (самым прилежным образом), мы продолжаем действовать, создавая другую новую реальность, которую вы тоже можете изучать — именно в этом состоит суть вещей». Аргументации и противоречащие реальности заявления и лозунги, постоянное повторение полного вранья, стремление переписать прошлое, чтобы оно соответствовало нынешнему вранью, бесконечные фальшивые знаки равенства – всё это угнетающие напоминания, что мы недалеко отошли от антиутопического мира «1984».

Позвольте мне привести несколько конкретных примеров. Начиная с распада Советского Союза известные экономисты и говорящие головы в СМИ снова и снова внушали нам, что капитализм – это единственная настоящая экономическая система, или как в краткой тавтологической формулировке изъяснялся Мильтон Фридман: «Капитализм – это свобода». Неважно насколько настоящ существующий капитализм, в любом случае верно утверждение Ноама Хомского: он обогащает немногих, разоряет многих и систематически уничтожает свободу. Иными словами: реальность – это то, что говорят властители мира.

Аналогично, Тройка (Troika – Европейская комиссия, Европейский центральный банк и Международный валютный фонд) снова и снова внушает европейцам: «Жёсткая экономия – это изобилие». Таким образом, к экономическому благополучию и стабильности приводят: не перераспределение богатства через законную и справедливую налоговую систему, не сохранение зарплат на прожиточном уровне, не разумные условия труда, не беспристрастные законы о труде – а зверские меры жёсткой экономии, направленные против среднего, рабочего и бедного классов.

Заявление, что жёсткая экономия необходима и неизбежна, возникло не из истинного реального мира. Это «доказательство» утверждением; утверждением, в котором нельзя сомневаться и которое нельзя оспаривать в центральных СМИ или в официальных кругах, чтобы не противоречить влиятельным олигархам и группировкам.
Опять же, снова и снова американцам внушают, что если они — «патриоты», которые хотят сохранить силу, безопасность и целостность своей страны, то они не должны стараться узнать о степени разрушения неприкосновенности частной жизни и гражданских свобод с помощью системы тотальной слежки.

Более того, в этом великом оплоте «демократии», в котором «информированные» политические решения явно скрыты, гражданам лучше не знать ужасных деталей незаконных заключений и пыток, которые имеют место в Гуантанамо (и в других секретных тюрьмах ЦРУ по всему миру). И они не имеют права знать, как их президент Барак Обама решает, кого завтра убьют беспилотники.
Наконец, граждане не должны ничего говорить о правах человека, которые у них отнимаются и передаются владельцам корпораций в ходе секретных торговых переговоров. В тавтологической формулировке проданной правды и отрицающей реальность пропаганды это можно описать оруэлл-подобным лозунгом: «Патриотизм – это невежество».

Эти примеры – не глубокомысленные академические теории. Сегодня мы отлично знаем, как сфабрикованная влиятельными политическими вождями реальность может стать похожей на правду — с помощью многократных повторений одних и тех же слов: Саддам Хусейн – 11 сентября – оружие массового уничтожения.
Настоящее ужасающее следствие постоянного повторения полного вранья – не просто упрощение языка для организации системы пропаганды. В упомянутом выше случае, следствием полного вранья Буша Второго оказались широкомасштабные разрушения, бессмысленные страдания, смерти сотен тысяч человек в Ираке. За 37 лет до 11 сентября повторение президентом Джонсоном лжи о том, что два корабля США были атакованы вьетнамской армией в Тонкинском заливе, привело к войне, в которой погибли 1,3 миллиона душ.

Совсем недавно израильский премьер-министр Биньямин Нетаньяху, обращаясь к поддерживающему его Конгрессу США, повторял заявление – фальшивый знак равенства: «Иран похож на нацистскую Германию» и хочет разрушить Израиль. Легко понять, как в рамках искажённой точки зрения Нетаньяху Израиль должен постоянно защищаться от иранской и палестинской агрессии – ведь эти слова постоянно повторяются политиками, говорящими головами в СМИ, аналитиками, израильскими лоббистскими группировками типа AIPAC: «Израиль – сила добра» или «Израиль – символ демократии» на Ближнем Востоке.

Но подобная пропаганда скрывает жестокую реальность израильской оккупации Сектора Газа, нарушений Израилем международного права и чудовищно непропорционального применения разрушительного вооружения против сравнительно беззащитного палестинского населения — подавляющей военной силы и огневой мощи, с помощью которой в 2008-2009 годах, в рамках операции «литой свинец», было убито более 1400 палестинцев (759 мирных граждан, 344 ребёнка, 110 женщин) и 72 израильтян (66 из которых – солдаты); огневой мощи, с помощью которой в 2014 году, в рамках операции «защитный край», было убито более 2100 палестинцев (1462 мирных граждан, 495 детей, 253 женщин) и 13 израильтян.

Все эти сегодняшние заявления, выраженные привычными лозунгами, основаны на ложных необходимостях, которые убедительны не потому, что они правдивы, а потому, что они считаются «правдивыми» после многократных повторений влиятельными лицами и учреждениями. Также как в оруэлловском «1984», вопиющие искажения правды и реальности урезают язык для соответствия пропаганде, механизму контроля мыслей, которые полностью подчинены приоритетам и точке зрения власть имущих. Таким образом, в каждом из упомянутых примеров влиятельные и стоящие у власти вожди провозглашают определённую «необходимость»: в случае новых американских войн – необходимость войны для поддержания особой формы американской исключительности; в случае Израиля – необходимость поддержания определённой расовой чистоты еврейского государства; в случае европейской жёсткой экономии – необходимость обеспечения экономического процветания олигархов.

Но что в этих необходимостях, какая их суррогатная сторона, привлекает нас? Возможно, в некотором смысле, человеческие существа желают комфортного окружения, определённых необходимостей или абсолютизма, потому что они предоставляют первостепенную цель и смысл жизни. Крис Хеджес рассматривает этот аспект человеческой психики в своей великолепной и тревожной работе War is a Force that Gives us Meaning (Война – это сила, которая даёт нам смысл жизни). Конечно, в тех случаях, когда смысл и цель жизни формируются в условиях фундаменталистских религиозных догматов, политического и экономического деспотизма, чрезвычайных военных обстоятельств, существуют обязательства, которые соответствуют традиционному благочестию и препятствуют любому стремлению к критическому мышлению, или, как сказал бы оруэлловский О’Брайен: «ортодоксия – бессознательное состояние». Ортодоксальные фундаменталисты формируют абсолютистский контекст смысла жизни, который избавляет нас от обязанности критически оценивать наши перспективы и убеждения.

Наконец, здесь в Канаде, нас вскоре призовут подчиниться необходимости «антитеррористического» закона, который, якобы, нацелен на потенциальных террористов и «жестоких джихадистов». Однако, этот закон не предназначен для защиты от внешней террористической угрозы, циничная цель этого закона – стать инструментом для управления гражданами, подавления и подчинения населения. Иными словами, неопределённая и чрезмерно широкая формулировка закона Bill C-51 специально предназначена для создания чувства подавленности в канадских гражданах, у которых может возникнуть смелое желание высказать несогласие с государственной политикой или корпоративной клептократией – участием в народном сопротивлении, протестах и акциях гражданского неповиновения.
Можно, с полным основанием, сделать вывод, что одна из целей этого закона – правозащитные организации коренных народов, которые усиленно борются против разрушительной деятельности нефтегазовой промышленности на их землях.

Однако, эта естественная реальность никогда не будет признана официально. Вместо этого, правительство Харпера фабрикует фальшивую реальность, заявляя, что Bill C-51 – необходимый ответ на перестрелку 22 октября на Парламентском холме и в Военном мемориале. Стрелок-одиночка, Майкл Зехаф-Бибо (Michael Zehaf-Bibeau), был психически больным наркоманом, который не был связан ни с одной радикальной группой исламистов, ни в Канаде, ни за границей.
За этой фальшивой реальностью прячется по-настоящему коварный план консервативного правительства. Оно пропагандирует, что мы живём в мире, окружённом террористами, которые ненавидят канадцев и постоянно организуют заговоры, чтобы запугать нас, разрушить нашу экономику и демократический образ жизни. Ирония в том, что если Bill C-51 будет принят, эта лживая пропаганда станет пророчеством. Иными словами, соглашаясь с ненавистью, милитаризмом и расизмом, мы, фактически, увековечиваем их.

Таким образом, цель этого закона – не защита канадцев от террористов, не защита Канады от джихадистских угроз. Главная его цель – уничтожение конституционных прав и устаревших канадских традиций мультикультурности и толерантности, которые были известны всему миру. Скрытое предназначение этого закона – создание негативного климата, в котором страх и подозрение к «чужакам» становятся новой нормой, а ради безопасности уничтожается конституционная защита гражданских свобод. И снова мы можем выразить это в оруэлл-подобных терминах. Харперский закон C-51 увековечивает государственную слежку, лозунг которой: «свобода – это раболепие».

Для тех, кто хорошо знает харперские безрассудные поступки, недемократические вмешательства в работу парламента, хищный милитаризм, подавление научных и социальных исследований, ограничения на доступ к информации и деспотичные методы управления правительством и страной в целом, аналогия с антиутопией Оруэлла не вызывает сомнений.
Проблема в том, что многие канадцы не знают о закоренелом цинизме и ненависти премьер-министра по отношению к тем, кто хочет построить Канаду, в которой существует демократия, соблюдается международное право, проводятся миротворческие шаги, защищаются общественные ценности и конституционные права. Но реальность состоит в следующем: 61-страничный Bill C-51 – деструктивен и не нужен.

Полезно посмотреть анализ, проведённый Клейтоном Руби (Clayton Ruby) и Надером Хасаном (Nader R. Hasan) для Канадского центра политических альтернатив (Canadian Center for Policy Alternatives). В нём представлен краткий обзор закона Bill C-51. Короче говоря, этот закон «расширит полномочия канадской службы разведки, позволит арестовывать канадцев по простому подозрению в возможном совершении в будущем преступлений, позволит министру общественной безопасности добавлять канадцев в чёрный список с иллюзорными правами на справедливое рассмотрение их дел, и (возможно самое опасное) узаконит новое криминальное обвинение в «продвижении» и «защите» терроризма за устные высказывания».
В этом законе нет признания необходимости судебного пересмотра и гражданского надзора. Более того, совершенно ясно, что харперское правительство никогда не потерпит выдвижение обвинений от имени общественного защитника или адвоката по правам человека в том, что Bill-C51 нарушает гражданские свободы и конституционные права.

Могут ли канадцы что-нибудь сделать, чтобы остановить этот закон? Ну, одним словом – да! Сопротивление этому закону набирает обороты по всей стране, по мере распространения информации о том способе, которым криминализируется инакомыслие и другие гражданские свободы. В данный момент наше лучшее оружие – знание или «гражданская грамотность», как называет это один из знаменитых политических писателей и активистов Мюррей Доббин (Murray Dobbin). Доббин напоминает нам, что «степень разрушения институтов демократии напрямую зависит от уровня гражданской грамотности».
Грамотность работает. В феврале, согласно опросу: 82% канадцев поддерживали Bill C-51. После распространения информации об этом законе, самый последний опрос показал, что общественная поддержка упала до 45%. Это довольно значительный успех для промежутка в несколько месяцев.

А также, надо иметь в виду, что у нас будет шанс окончательно решить судьбу этого закона на предстоящих в октябре федеральных выборах. Если Харпера переизберут, то Bill-C51 будет принят, и канадцы будут жить в условиях страха – как и американцы после принятия Патриотического акта. Противодействие закону C-51 – это не «подождать и посмотреть», как говорят безмозглые либералы. И это не вопрос улучшения текста. Необходим полный отказ – отказ от закона C-51, отказ от деспотичных, неконституционных предложений и разрушительной, ориентированной на ненависть философии, которой придерживаются авторы этого закона.
Мы должны любой ценой помешать харперскому правительству построить будущую Канаду, в которой «реальность – это то, что говорит консервативная партия».

Источник: The Canadian Ministry of «Truth»: «Reality Is Whatever We Say It Is», Fred Guerin, Truthout, April 20, 2015.

Реклама
Запись опубликована в рубрике Uncategorized. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s